top of page
Поиск
  • Фото автораКавказ без матери

«А муж с детьми-то помогает?»

Как тот, кто меньше заботится о детях, может их отнимать?


Статистически, работающая мама продолжает уделять ребенку 65% своего времени, в то время как работающих отец готов уделить ему лишь 35%. В домашних делах супруги нередко тоже не равны: при оптимистичных прогнозах отцы начнут брать на себя домашние обязанности через 80 лет, а при самых реалистичных — через 200*.

*Источник: Организация экономического сотрудничества и развития


И если «в среднем по больнице» мужчины проводят с ребенком 35% времени, то у кавказских отцов этого времени еще меньше, особенно с маленькими детьми. Практика показывает, что когда отцы забирают детей у матерей, не считаясь с возрастом и потребностями ребенка, то их время, проведенное с детьми, как правило, не увеличивается.


Страдает образ жизни детей, удовлетворение их потребностей. В первую очередь, это бьет по части здоровья: дети не получают визитов к врачам, не проходят лечения, не ездят в санатории и на обследования, нужные им таблетки никто не получает и не дает. Особенно сейчас, когда импортные лекарства найти порой получается очень трудно.


Все, кто лечил ребенка, знает: когда лекарство найти не удается, обычно мамы объединяются в группы и всеми правдами и неправдами достают ребенку нужное лечение из зарубежья: из Южного Кавказа, заказывают челноками из Азии, просят привезти родственников из Турции. Отцы этим занимаются крайне редко. Таким образом, состояние тех детей, кто хронически болен, но мог бы жить нормальной жизнью с матерью, кратно ухудшается с отцом.


Страдает успеваемость — это мы знаем от школьных учителей. Страдает питание, потому что ребенок не получает разнообразного рациона, в то время как отжатое у матери пособие тратится не на детей, а на что угодно. Ребенок худеет, ухудшаются когнитивные способности и снижается физическая активность.


Похищенные дети как правило не посещают кружки и секции, максимум, куда ходят — боевые искусства, которыми в разговоре с друзьями кичатся отцы. Они болтаются дома, смотрят за младшими детьми, если у отца есть вторая жена, или не вылезают из компьютерных игр.


Те женщины, которые находили возможности встретиться с отнятыми детьми, нередко делятся фотографиями, что у них грязные ногти, несменяное в течение нескольких дней нательное белье, кастрюля позавчерашнего борща на всю семью. Девочек приобщают к домашней работе не спрашивая, хотят те того или нет, зачастую в ущерб выполнению домашних заданий в школе. Нередко на похищенных детей перекладываются настоящие родительские обязанности, когда дети сами себе и друг другу вынуждены замещать родителей.


Что из этого получается? Из девочек выходят будущие жертвы домашнего насилия, из мальчиков — неуравновешенные кандидаты в зависимых от наркотиков и алкоголя.

1 просмотр0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

​​Ребенок должен знать, что мама есть, она любит.

Мы знаем изнутри о принудительном разлучении с мамой. В первые часы, когда маму выдворили из дома, или ребенка похитили, вокруг него (нее, их) носятся с улыбками, сладостями, возят к родственникам, ра

Comments


bottom of page