top of page
Поиск
  • Фото автораКавказ без матери

Селима

Я чеченка. В 2013 году вышла замуж за чеченца, уроженца Казахстана. Уехала жить к нему. Как водится, жили с его родителями. Родились двое детей, а вскоре усилилось моральное насилие со стороны свекров. Вскоре муж отправил меня обратно домой со словами, что любит женщину другой культуры, а от меня ему нужны были только дети. Всего я прожила с ним пять лет. Моим детям на тот момент было неполных три и четыре года. Я тянула время, не уезжала, знала, что детей с собой забрать не дадут. Мужу сказала, что не хочу от него уходить. Он ругался, не общался со мной. Летом 2018 года, спустя полгода от начала попыток меня выставить, я с детьми уехала в Россию под предлогом навестить родителей. Из дому сообщила, что не вернусь. Само собой, начали долгие разборки посредством родственников. В итоге муж предложил, чтобы дети жили по очереди у меня и у него, чтобы не лишать детей ни мамы, ни папы. Договорились, само собою, устно. Он дал мне свое мужское слово чеченца. Я поверила. Он уехал с детьми и больше не вернулся. Я начала борьбу за детей и воюю до сих пор. Чтобы легче было судиться, я переехала из Чечни в другой регион. В 2021 году я выиграла суд, места жительства детей определили со мной. Я полетела в Казахстан. Узнав, что я приехала, отец их вывез. Я обратилась в ювенальный суд Казахстана, пошла к приставам с исполнительным листом и в прокуратуру. Но исполнительные действия назначить было невозможно, так как он просто спрятал детей. Бывшая свекровь написала мне смс, что она с моими детьми в Чечне и что я должна приехать туда, если хочу их видеть. Я рванула туда, но… Там бывший попытался вынудить меня подписать отказ от детей, заручившись поддержкой местных властей. Кое-как избежав этого, я вернулась в свой регион и уже там подала приставам исполнительный лист. На этот раз они отказались действовать потому что в документа якобы нет слова «изъять» детей. Я написала жалобу в прокуратуру на их бездействие. Надзорное ведомство отменило их решение. Это не сподвигло приставов работать. Они снова выдали отказ. На этот раз потому что дети и отец находятся в Чечне! Думаю, он договорился с судейскими в моем регионе, а писать приставам в Чечню смысла не было. В Чечне мне и силовики, и чиновники говорили: «ты забыла откуда ты? Это не твои дети!» Сейчас им почти 8 и 9 лет. С недавних пор мне позволили видеозвонки и перестали блокировать! В октябре прошлого года я снова поехала в Чечню, чтобы увидеть детей, пришла в школу. Дети меня сначала не узнали, но через минуту… мы обнимались очень долго! Они рады были меня видеть. Я записывала происходящее и моя бывшая свекровь не препятствовала встрече. Потом я навещала их еще дважды. В последний раз мой бывший муж воспользоваться этой встречей, чтобы снова потребоватьу меня формальный отказ от детей. В противном случае грозился, что встреч больше не будет. Конечно, я не стала этого делать. Я общаюсь с детьми по телефону. Они очень тянутся ко мне. Если спрашиваю, хотят ли жить со мной, они отказываются, при этом у них потерянный взгляд. Конечно, было длительное отчуждение. Я еле добилась сумела увидеть их через пять лет разлуки. Я боюсь снова потерять их, потому что приставы ничего не предпринимает. Я писала в прокуратуру в Москве, но пока не дождалась их активности. Дети живут с бывшей свекровью в Чечне. При живых родителях живут как сироты! Их настаивали против меня, говорили что их мама- это бабушка, а другой нет. Но я видела, как дети просятся ко мне, плачут (по видеозвонку), какие они сны о маме рассказывают, я слышала как они желание загадывать, чтобы скорее увидеть маму. Видел это также и их отец! Но жалости к детям не проявил! У меня замкнутый круг из которого я не могу выйти. Я очень тоскую по детям…



2 просмотра0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

​​Ребенок должен знать, что мама есть, она любит.

Мы знаем изнутри о принудительном разлучении с мамой. В первые часы, когда маму выдворили из дома, или ребенка похитили, вокруг него (нее, их) носятся с улыбками, сладостями, возят к родственникам, ра

Домашнее насилие: как помочь себе и близким

Обеспечить безопасность на том уровне, на котором можете сейчас Безопасность — базовая потребность. Первый шок, тревога, паника случаются именно из-за потери безопасности. Причем не только от того, чт

История Натальи

Наталья живет в Подмосковье. В 2020 году ее супруг, уроженец Дагестана вывез их общего пятилетнего сына Вайсура под предлогом проведать бабушку, а потом объявил, что не вернет ребенка. Таким образом о

Comments


bottom of page