top of page
Поиск
  • Фото автораКавказ без матери

Залина. Страшная история о семейном насилии.

Эта история может шокировать вас, показаться неправдоподобной. Но эти зверства реальны в наше время и в нашей стране. Голос Залины (имя героини изменено) вы можете услышать в подкасте. Залина, 34 года, родилась в Ингушетии Трое детей, мальчики: 10, 9 и 6 лет Вышла замуж в 23 года. С мужем они познакомились в университете, встречались и жениться на ней он захотел сам. 5 лет после свадьбы они жили с семьёй мужа, а потом, когда появился третий ребенок, переехали в свой дом. В семье мужа её не приняли, потому что для него уже был приготовлен вариант жениться на другой девушке. Мужу это неприятие семьей жены не нравилось, он этого не скрывал и постоянно срывался на Залину. В первую беременность он меня не бил. Родился первый ребенок. Во вторую беременность начались побои, начал избивать. Его семья делала вид, что ничего не происходит, что все нормально. Мне все всегда говорили “Это ты его раздражаешь. Это ты во всем виновата.” Они никогда не обвиняли его ни в чем. Они всегда видели, что бы ни случилось, они всегда во всем винили меня. Я об этом в какой то момент стала говорить “О'кей, я виновата во всем во всем, что вам покажется, во всем, что вы придумаете, во всем” потому что спорить с ними было бесполезно. Если одно слово поперек говорила, он прилетал и начинал меня избивать. А когда он летел меня избивать, все просто аккуратно отходили. Дети просто вставали передо мной, когда он на меня летел, чтобы он меня не ударил. Они были маленькие. Это было удивительно. Второму мальчику было около двух лет. И ребенок был у меня на руках старший, и он меня обнял. И стал плакать прямо взахлеб. Я никогда этого не забуду. Я говорю “Малыш, что с тобой? В чем дело? Почему ты плачешь?” Он говорит “Мамочка, я вижу, что все тебя обижают. Мне так тебя жалко. Я не понимаю, почему тебя все не любят? Ребенку два года, это было ужасно. Я никогда в жизни этого не забуду. Мы спросили у Залины, почему, несмотря на побои и ужасные отношения с родственником мужа, она все-таки решилась рожать третьего. Она сказала нам, что думала, что все ещё может наладиться. Но оказалось всё ещё хуже, чем она могла себе представить: Во время третьей беременности я узнала о том, что муж употребляет наркотики. Уже невозможно было закрывать на это глаза. Он с ума сходил, он прямо все время был под чем то. Он был неуправляемый, агрессивный. Он постоянно употреблял, постоянно был под кайфом. Он приходил, находил меня и начинал меня бить. Была ситуация, когда он пришел домой и начал меня избивать. Я упала, он меня пинал в живот. Свекор говорил, что ты хочешь убрать этого ребенка, поэтому ты это все делаешь. Свекра я умоляла, приезжала моя мама, и при маме я умоляла свекров. Я сказала : “Как бы вы меня не ненавидели, как бы вы ко мне ни относились – внутри меня сын вашего сына, это ваша кровь”. Я попросила свекра, пожалуйста, хотя бы пока я в положении, пусть он меня не бьет. На это свекор просто плюнул мне в лицо при моей маме. (История, которую вы сейчас прочтете, очень жестокая, если для вас это слишком — промотайте до следующего абзаца.) Был случай, когда Залина не выдержала претензий мужа на пустом месте и просто решила уйти: Я повернулась и сказала: “Давай так. Я сейчас открываю дверь и просто ухожу, и дети тебе, и все тебе, просто я ухожу”, потому что я больше не могла терпеть. Я слышу, как он открывает ворота, садится в машину, летит за мной следом. Я быстро забежала в один двор. По дороге он выбегает из машины, хватает меня за волосы, тащит в машину, избивает в машине. Он возмущается: “Все, ты до утра не доживешь, я тебя убью.” И он тащит меня в спальню. Мы дошли до спальни. Я никогда не забуду этот момент. Он меня за волосы взял. И дверь наполовину стеклянная, и просто моей головой за волосы и разбил эту дверь. Осколки прямо на меня посыпались и у меня порезы. У меня до сих пор на локте шрам сильный. Мы зашли в спальню. Он меня отпустил. Все, говорит, я тебя зарежу. Он меня в спальне оставил, пошел за ножом. Я открыла окно и выпрыгнула, а окно высокое, полтора этажа высота. А под окном был забор. Я об этот забор прямо до мяса ободрала одну ногу. Я побежала к соседям. Во дворе сидели три мальчика. Его ровесники, лет около 30. Ребята, говорю, пожалуйста, он меня убьет. Пожалуйста, помогите мне.Он начал кричать “Отойдите, это моя женщина”. Эти послушно отошли. Он меня взял за волосы. Волосы длинные были. Они все трое стояли и смотрели. А он меня за волосы по всей улице потащил домой. Муж избивал Залину до утра, тогда приехали родители мужа и испугавшись, что она вызовет полицию забрали к себе домой. Там она спросила у его отца — что мы будем с этим делать? Отец сказал: “Я разговаривал со своим сыном. Мой сын сказал, что в тебя вселился бес, и он хотел из тебя выгнать.” Все. У отца больше никаких претензий к сыну не было. Тот факт, что муж наркоман Залина пыталась донести до своих родственников — сторона мужа это отрицала. Когда мои родственники пришли, мой свекор сказал, что он будет клясться на Коране, что его сын не наркоман. Мои родственники сказали, что если я буду уходить, я забираю детей. Ну, они поговорили. Имам при этом присутствовал. Свекор сказал “Если вы хотите забрать детей, то если с них упадет волос, то по ингушским мандатам вы будете за это отвечать.” И мои родственники сразу переиграли это все и решили, что детей забирать они не будут. Мне позвонил брат и говорит “Если мы тебя забираем, то твои дети – их дети, и остаются с ними.” И все. Я понимала, что с их стороны уйти оттуда и оставить детей я могла всегда. Но я никогда в жизни не оставлю своих детей никому. Мои дети – это моя жизнь, это смысл моей жизни, это смысл моего существования. Я невероятно сильно люблю своих детей, а мои дети любят меня. Когда мама позвонила и сказала “Если они скажут тебе “собирайся” – не устраивай истерики, оставь детей и собирайся домой.” Я сказала маме, что если мне суждено здесь умереть, если он меня убьет, то я умру здесь, рядом со своими детьми. Деньги в семью муж приносил редко, рассчитывать на них Залина не могла, зарабатывала сама, оплачивала детям кружки и секции и по факту сама содержала семью. Для меня было очень важно, чтобы они учились, получили образование, чтобы они развивались, и все было вот в это вложено. Это все стоило денег, деньги были, я зарабатывала. Бог свидетель. В какой то момент он стал интересоваться этими деньгами мало, он свою зарплату на себя тратил. Сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь, январь, февраль. За все это время он мне дал один раз целые 500, 1 раз 200, 1 раз 3000. Как вы думаете, на эти деньги можно содержать семью? У третьего ребенка было обнаружено врожденное заболевание — пиелоэктазия, это проблема с почками, не страшная, часто проходит сама собой с возрастом. Нам нужен был осмотр, не только ребенку, мне надо было заплатить 2000. У меня не было уже этих денег. Я рыдала, я позвонила своему мужу и попросила у него эти деньги. Он не перезвонил, деньги не прислал. Я стала перезванивать, он просто не брал трубку. Он еду не покупал в дом. Он мне в месяц мог дать 1000, две на еду на все, на дом, на детей. Моя пенсия, тогда я не помню, чтобы не соврать, сколько она была. Но это третья группа инвалидности, и на эту пенсию не сильно погуляешь. И вот на свою пенсию я и жила. Залина упомянула третью группу инвалидности — дело в том, что она родилась без кисти правой руки. Все я в дом старалась, покупала. Он разбивал все. Он начинал сходить с ума. Он всю технику, которую в доме находил, разбивал. В этом доме не было ничего целого. Он разбил во всех дверях стекла. И когда мои родственники пришли и сказали “А что в доме все стекла разбиты, все побито?” Мой свекор сказал, что это все делаю, что я сумасшедшая, что я схожу с ума и начинаю все разбивать, ломать и крушить. Однажды мужу понадобились деньги, он пришёл за ними к Залине, так она сказала, что это деньги для её детей, отдавать она их не будет. Лежим в 04:00. Он вскакивает, начинает бегать по дому. Орать “Я вообще не мужчина. Ты меня не уважаешь, мне нужны деньги, ты их не отдаешь.” Он просто подбегает. Я лежу и молчу. Делаю вид, что я не слышу. Он просто подбегает, берет меня за волосы и начинает головой об пол бить.Это всегда было ужасно, но в последние два месяца это было вообще невыносимо. Я уже понимала, что или он меня убьет, или я оттуда уйду и все. Залина пыталась развестись с мужем, уходила много раз, но родственники запрещали это делать и раз за разом заставляли вернуться. Родственники реагировали именно так, потому что статус «разведенной женщины» буквально ставит крест на дальнейшей жизни. Есть даже ингушское слово «жИро» — уничижительное название разведенной женщины, им же нередко называют тех, кого считают женщинами легкого поведения Он приехал, сказал, что возьмет детей свозить на речку. Он очень сильно умолял, что он возьмет детей, сходит на речку и привезет обратно. Он мне прямо дал слово, что он их привезет. Он меня уговорил. Он посадил детей в машину, захлопнул дверь. Я его остановила, спросила, когда они уже в машине. Здесь рядом никого нет. Я не успею забрать их или что то. Скажи, пожалуйста, правду. Ты вернешь детей? Он сказал “Нет, они едут домой. Я открыл дверь, если хочешь говорить садись, поехали. Если не хочешь детей ты больше не увидишь”. Выбор у меня был невелик. Я поехала домой. Это было моей самой большой ошибкой. Юридически Залина с мужем развелись в 2021 году, по исламским традициям они все еще женаты. (Про развод по исламу): Он мне развод не дал до сих пор, и он его давать не собирается. Я не знаю, надеется ли он, чтобы я вернулась, или он его не дает для того, чтобы меня найти, убить, а потом сказать “Это моя жена, она меня опозорила, и я ее убил.” Я больше склоняюсь ко второму варианту. Хотим пояснить: по словам юристки, с которой мы поговорили, для того, чтобы выиграть светский суд матери необходимо собрать все доказательства неадекватного поведения отца, а лучше — изначально не вписывать отца в свидетельство о рождении, забрать детей и уехать подавать иск о разводе в другом регионе. Волонтёры проекта “Кавказ без матери” сами нашли Залину и предложили помощь. Я не знаю, как мне написала волонтер из проекта Кавказ без матери. Я не знаю, почему, но мне кажется, что я где то написала комментарий, и она поняла, что что то со мной не так. Она мне написала “Нужна ли вам эвакуация?” И вы знаете, в моей голове все заняло слово “эвакуация”. Это очень страшно, когда ты живешь в своем доме со своим мужем, со своими детьми, хорошо ли, плохо ли. Но когда тебе пишут, нужна ли тебе эвакуация? Вы знаете, я поняла, что нужна, и она стала говорить, что надо делать, что надо сделать загранпаспорта. Паспорта Залина сделала втайне от мужа. В тот же день, когда они оказались у неё в руках она побежала покупать билеты. Билеты, которые до этого стоили в четыре раза дешевле - в этот день мне обошлись в 110 108. Пришлось заплатить, и девочка на кассе говорит “Вы знаете, говорят завтра в два раза дешевле можно купить”, но что то внутри меня мне подсказывало – или сегодня, или никогда. Я купила эти билеты и просто прямо там вызвала такси, и оттуда на такси поехала к маме, забрала моих детей. И мы помчались в аэропорт. У младшего ребенка была истерика. Он боялся, что мы поедем домой. Он не хотел ехать домой, он был в ужасе от одной мысли, что мы теперь едем домой. Я объяснила, что мы туда больше не вернемся, мы уезжаем. В аэропорту мне было невероятно страшно. Я до последнего боялась, что он догадается, что он поймет, что он поставит запрет на вывоз детей. Я очень сильно боялась именно этого запрета. Мы очень долго, очень сложно проходили регистрацию на посадку. Нас допрашивали целый час почему то. Что то не нравилось этому пограничнику. Мне было очень страшно. Мне было невероятно страшно. Но мы прошли границу. Час, ровно час мы проходили границу, но мы ее прошли. Мы зашли в зал ожидания международных вылетов. Когда зашла в этот международный зал ожидания посадки мне позвонили и сказали, что мой муж подал меня в розыск. Как он это понял? Я официально поехала к маме. Я не знаю, что это такое. Он подал меня в розыск именно в тот момент, когда я прошла границу. Если бы он подал на меня в розыск на 10 минут раньше – я бы эту границу не прошла. Новая жизнь Залины и её детей началась ровно с этого момента. Это совсем другая жизнь, как будто мы вообще в другом мире. Мы просто безумно счастливы. Я не жалею ни одну минуту. Я не жалею ни одну секунду. Мои дети тоже, мой второй ребенок мне сказал “Мамочка, я безумно благодарен тебе за то, что ты сделала. Я понимаю, что тебе тяжело. Я знаю, что и дальше тебе будет тяжело. Но мамочка, пожалуйста, постарайся”, клянусь Всевышним, это сказал 8-летний ребенок. “Постарайся сделать так, чтобы дальше у нас все было хорошо. А когда я вырасту, я сделаю тебя самой счастливой”. Несмотря на то, что Залина находится в относительной безопасности, её побег еще не закончен. Она рассказывает, что влияние мужа в республике может помочь ему выкрасть детей даже там, где она находится сейчас. И она, и её дети, я напомню, объявлены в розыск. Однажды ночью, уже после нашего разговора Залина записала нам такое голосовое сообщение: Дело в том, что реально этот человек мне сейчас угрожает. Мне сейчас страшно, моей маме страшно. Я не знаю, что делать. Я столько прошла не для того, чтобы потерять этих детей…А эта мразь… я догадывалась, что он хочет что-то сделать, потому что он не дает развод по исламу, а сейчас он сам это подтвердил, он не даёт его специально, чтобы сказать “Вот она сбежала, она меня опозорила…”



14 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

​​Ребенок должен знать, что мама есть, она любит.

Мы знаем изнутри о принудительном разлучении с мамой. В первые часы, когда маму выдворили из дома, или ребенка похитили, вокруг него (нее, их) носятся с улыбками, сладостями, возят к родственникам, ра

Домашнее насилие: как помочь себе и близким

Обеспечить безопасность на том уровне, на котором можете сейчас Безопасность — базовая потребность. Первый шок, тревога, паника случаются именно из-за потери безопасности. Причем не только от того, чт

История Натальи

Наталья живет в Подмосковье. В 2020 году ее супруг, уроженец Дагестана вывез их общего пятилетнего сына Вайсура под предлогом проведать бабушку, а потом объявил, что не вернет ребенка. Таким образом о

Comments


bottom of page