top of page
Поиск
  • Фото автораКавказ без матери

Индира. История.

Мы уже частично рассказали вам про Индиру, сегодня публикуем историю, записанную с её слов нашей координаторкой.


Как и прежде, мы просим поддержки для нашей героини. Для осуждающих мы ограничим возможность комментирования на нашей странице.


Я мать двоих детей - Мухаммеда (2019 года рождения) и Али (2020 года рождения). Обоих у меня похитили в августе бывший муж и его брат. С тех пор я не вижу своих детей, не знаю, где они находятся, не знаю ничего об их состоянии.

Расскажу все по порядку.


Я вышла замуж в 2013 году. Сразу после свадьбы мне пришлось спать на полу, мебели не было. Муж сказал: «куртку положи на пол и спи». Сам он рядом сидел. Утром у меня сильно болела шея, а родственники мужа вели себя как ни в чем не бывало. Муж боялся родителей и брата.

За шесть лет у меня было два выкидыша. А в 2019 году я родила первого сына, Мухаммеда. На третий день приехали свекровь, золовки, деверь. Пошушукали с персоналом и уехали.


С февраля по июль я с ребёнком была в больнице, потому что он болел.

Когда вернулась домой, меня позвали в гости родители. Я приехала, мой папа увидел внука, и понял, что мальчик голову не держит. Мои родители заплакали, и отправили меня к своему знакомому врачу в Кабардино-Балкарию. Мы с мамой поехали в Терек. Врач мне помогла. Она сказала, какие лекарства нужны. Предупредили, что если ребенок выдержит лекарства в капельницах, то выживет. Я сидела, смотрела на эти капельницы и плакала, боялась за жизнь сына.


Потом приехали муж и деверь. Я вышла к ним на улицу, поздоровалась. Муж спросил, как ребенок, а деверь начал обзывать «тварь, проститутка!» Избил меня. Муж сломал мой телефон, они уехали. Я жалею, что полицию сразу не вызвала, чтобы и мужа, и деверя посадить за побои и порчу имущества.


После больницы я вернулась домой, в село Гамурзиево к мужу. Ближе к празднику Ураза я хотела посадить розы. Муж издевался надо мной, говорил, что наш дом теперь не наш.

Я была беременна вторым ребенком, муж зачем то послал меня домой к деверю. Якобы я должна была спрашивать разрешения сажать розы. Говорил, что наш дом теперь - дом его брата. Оказалось, что пока я была в больнице, все имущество переписали на деверя. После этого деверь не оставлял нас в покое. Отец и брат мужа стали унижать меня и прогонять. Я сказала, что мне некуда идти с ребенком. Но они не успокоились.


Меня выгнали, но я снова пришла, думала, может быть, муж одумался? Через два месяца опять начались скандалы. Снова деверь стал меня выгонять. Муж говорил: «ну что поделать, это брат». Деверь снова меня избил.


Меня выгнали второй раз в 2020 году. Вскоре я родила младшего, Али. Меня оперировали, я носила бандаж на животе. Через неделю после родов я снова пришла к мужу. Но повторилась та же история: деверь стал меня выгонять. «Собери свои шмотки и уезжай отсюда!» Он сказал, уезжай как хочешь, чтобы соседи не знали, что мы тебя выгнали.

«Тихо, мирно вали».

Я сказала: «нет, пусть люди знают, что вы со мной творите!»


Они меня выгнали ночью. Я со слезами на глазах уехала с детьми. Муж бегал за мной, объяснял, что виноваты его родственники, что он до этого со мной жил. Плакал и звал обратно.


Я снова вернулась, но меня выгнали в третий раз... это произошло ночью, с детьми, в апреле 2020-го. Муж сказал, чтобы я уезжала по хорошему. Взял табуретку, и ударил меня по ногам, по костям. Больно было, просто ужас! Крикнул, чтобы забрала детей, унижал меня. Дети спали, пришлось разбудить.

Я вышла и позвонила подруге. Дети были у меня на руках, на улице шел дождь. Подруга приехала за нами на такси.


Мы заболели гриппом, и я, и дети, - простыли на улице. Потом я искала квартиру и работу, иногда ночевала на улице, плакала, не знала, что мне делать. Квартиру с трудом нашла на улице Московской в Назрани. Устроилась на работу и отдала детей в частный садик. Платила за двоих десять тысяч. Я предупредила заведующую садика, чтобы она никому кроме меня не отдавала моих детишек!


18 августа 2022 года у старшего сына случился приступ астмы.

Я повезла его в перинатальный центр. Ему укололи лекарство, сняли приступ, мы пришли домой. А на следующий день я утром посмотрела на старшего и почуствовала, что не хочу отводить его сегодня в садик. Я сомневалась.


Пятница, 19 августа. Ужасный день! Я взяла работу — побелить эмульсией стены на заводе. Еду на работу, и мне звонит заведующая садика, Зухра Майсигова. Говорит: «ваших детей украли из садика. Зашли без разрешения и унесли». Я кричу: «без вашего ведома они туда бы не зашли!»


Я всю дорогу плакала. Приехав в садик, требовала отдать своих детей. Стыдила воспитателей. Потом я с полицией поехала в дом деверя. Я плакала и обзывала родственников мужа от отчаяния. Они надо мной смеялись. Издевались, что отдали бы мне, если бы дети были. На самом деле, они их спрятали у знакомых.


Я искала их, брала такси, ездила по городу, расспрашивала людей, очень хотела своих детей увидеть. Купила им игрушки и одежду. Так и не могу их увидеть до сих пор, не могу обнять своих сыновей. Если бы вы знали, как я хочу их обнять!


Я ходила на работу, занималась ремонтом и уборкой, полы мыла, подъезды чистила, в магазине работала, чтобы был запас средств для детей. Хотя в то время, когда дети были у меня, муж мне денег не давал, и лекарств в больницу не купил.


Я сейчас не знаю, где мои дети. Если я слышу, что где то муж, то я езжу туда на такси, но пока поиски безуспешны. Я ходила и писала во все инстанции, но и там не могут мне помочь! Я хочу, чтобы о моей истории узнали люди. Я хочу найти своих сыновей!



Мы консультируем Индиру и помогаем ей составлять документы в разлитые инстанции. Кроме того, наша юристка Катя ходила с Индирой подавать повторное заявление в полицию о том, что побои не расследуются (на первое заявление полиция закрыла глаза). Мы ждём от правоохранителей активности, в противном случае будем переходить к следующему этапу и привлекать к делу московские инстанции.


Напоминаем, мы не осуждаем женщин. Никаких. Прежде, чем написать, что вы не понимаете героиню или поступили бы иначе, покритиковать или сделать замечание, подумайте, чего вы хотите этим добиться. В любом случае, в комментариях мы оставим только поддержку героини и уважительные размышления о ситуации. Пожалуйста, придерживайтесь культуры дискуссии.

6 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

​​Ребенок должен знать, что мама есть, она любит.

Мы знаем изнутри о принудительном разлучении с мамой. В первые часы, когда маму выдворили из дома, или ребенка похитили, вокруг него (нее, их) носятся с улыбками, сладостями, возят к родственникам, ра

Домашнее насилие: как помочь себе и близким

Обеспечить безопасность на том уровне, на котором можете сейчас Безопасность — базовая потребность. Первый шок, тревога, паника случаются именно из-за потери безопасности. Причем не только от того, чт

История Натальи

Наталья живет в Подмосковье. В 2020 году ее супруг, уроженец Дагестана вывез их общего пятилетнего сына Вайсура под предлогом проведать бабушку, а потом объявил, что не вернет ребенка. Таким образом о

Comments


bottom of page